Эйфория алкогольная

Эйфория алкогольная

Почему алкоголь вызывает эйфорию или фермент АДГ

«А не выпить ли?» — поймав себя на этой мысли, вспомните: это за вас говорит ваша внутренняя оголодавшая обезьяна, готовая съесть любую гадость. Сегодня мы с вами, мои дорогие друзья, поговорим об весьма интересной теме, а именно об эволюционном процессе, сформировавшем у человека определенную реакцию на алкоголь, и о том, что организм
разных народностей мира реагируют на спирт по своему. Но, прежде, чем мы перейдем к интересному, хочу сказать, что не все так просто и данная научная теория может в чем-то ошибаться. Например, я никак не согласен с тем, что человек произошел от обезьяны, правда, как бы там ни было, с самой обсуждаемой здесь теорией это мнение не идет наперекор. И самое главное — запомните: как бы не старалась эволюция, спирт был и есть одной из самых вредных гадостей, которую человек может «запихивать» в себя, надеясь остаться безнаказанным. Даже, если только «по праздникам!»

Страсть к регулярным приемам (ну, только по праздникам!) горячительных напитков — одна из немногих вещей, которые отличают человека об большинства животных. Но она означает лишь то, что гордый «царь природы» на самом деле — беспомощное создание, которое Природе некогда пришлось защищать от вымирания весьма затейливым путем.

Больше всего повезло южноамериканским индейцам: 80-85% из них имеют самую активную АДГ, из-за чего трезвеют, не успевая толком опьянеть. Нет эйфории — нет привязки к алкоголю.

Что вызывает алкогольную эйфорию

Лев, учуяв запах спиртного, брезгливо отвернется. Медведь, который нет-нет да и лакомится перебродившими ягодами (считай — молодым плодовым вином), по возможности предпочтет им свежие дары природы. Продуктами «под градусом» в большинстве своем брезгуют даже мыши, павианы, койоты.

И только человек (хотя нет, не только: пагубная страсть часто настигает других крупных приматов — шимпанзе, горилл) с удовольствием устраивает регулярные возлияния. Причину этого антропологи и физиологи обнаружили в далекой древности.

Удовольствие от содержащих спирт продуктов нас заставляет получать фермент под сложным названием алкогольдегидрогеназа (АДГ). Он перерабатывает токсичный яд этанол, от которого большинство здоровой и имеющей инстинкт самосохранения животности тошнит, в относительно безвредные соединения. Но, тем не менее, какая-то часть яда все-таки попадает в организм. Отравленный мозг, стараясь отгородиться от разрушающего эффекта токсинов, защищает себя тем, что меняет восприятие внешнего мира: возникают головокружение, эйфория, ощущение «мне море по колено!». В итоге возникает эдакая порочная связь:

Чем активнее АДГ → тем большее количество этанола он может переработать → тем большую эйфорию испытывает отравленный, но еще не осознающий этого мозг.

Эволюция фермента АДГ (алкогольдегидрогеназа)

Как показали исследования, фермент АДГ впервые показался миру около 10 миллионов лет назад. Появился он у тогдашних живых обитателей Земли — но не у всех, а только у самых слабых и незащищенных.

Именно тогда на планете случилось большое похолодание, из-за чего существенно уменьшилось количество пищи, особенно плодовой. Хищники могли охотиться, травоядные находили на земле пусть скудный и засохший, но все-таки корм, а вот приматам, привыкшим к фруктовому изобилию, пришлось тяжело. В поисках еды они были вынужденны спуститься с деревьев, научиться охотиться на мелких теплокровных, а также кушать не только свежие плоды, но и упавшие, подгнившие.

Алкоголя в таких фруктах было не много, но с ним все-равно надо было что-то делать. Обезьяна, у которой не было нужной «активирующей» АДГ мутации в генах, от подобных плодов быстро и надолго пьянела (ведь спирт не перерабатывался и травил организм, плавая в крови), а в таком состоянии трудно защищать территорию или продолжать поиски пищи. В результате преимущество получили те приматы, у которых АДГ была «включена» — они могли есть опавшие, гнилые, перебродившие фрукты и нормально себя чувствовать. Именно эти древние приматы по теории подарили своим потомкам, то есть как бы людям — способность перерабатывать спирт, попутно получая от него удовольствие.

Влияние алкоголя на разные народности мира

Съел гнилой фрукт — наелся — получил удовольствие. Эта связка, действующая в течении нескольких десятков поколений обезьян, изменила мозг, связав в нем удовольствие со спиртовым градусом продукта. Но в древности приматы не «купались» в перебродивших фруктах и алкоголизм им не грозил. Лишь в последствии, когда человек научился сам получать алкоголь, стало понятно, к каким неприятностям может привести такая эволюционная уловка.

Впрочем, эволюционно сформировавшись, АДГ столь же эволюционно может угаснуть. Это подтверждает разница, с которой относятся к спирту разные народы мира.

Краткая заметка по теме:
К сожалению, кроме мощного разрушающего воздействие на весь организм, алкоголь обладает и неимоверно сильным привыкающим эффектом, из-за которого страдает огромное количество людей во всем мире. Кроме того, перепои, которые особо часто происходят на всевозможные праздники, способны вызывать и так называемую «белую горячку» или, другими словами, алкогольный делирий, что проявляет себе в большинстве случаев аж на 3-4 сутки после прекращения длительного запоя и является очень опасным для окружающих и самого больного последствием. Что же характеризует это неприятное заболевание и что обязательно следует знать о нем близким людям пациента, можно прочесть по следующей ссылке: Что такое белая горячка.

Профессор Жданов — Алкогольный и наркотический террор против славян

Гипоксия — алкогольная эйфория

Как связаны гипоксия (кислородное голодание) и алкогольная эйфория? Состояние возбуждения — эйфорию, возникающую при приёме спиртных изделий, многие исследователи приписывают гипоксии. Гипоксия возникает когда происходит закупоривание сосудов головного мозга и доступ кислорода через кровь к клеткам головного мозга прекращается .

Читайте также:  Вакцина от ротавирусной инфекции цена

Для определённой стадии кислородного голодания характерно состояние возбуждения. Напомним трагическую историю аэростата «Зенит», разыгравшуюся 130 лет тому назад 15 апреля 1875 года. Экипаж аэростата состоял из трёх человек. На высоте 7 километров командир экипажа Тиссанье посоветовался со спутниками, продолжать ли подъём. Они согласились. Тиссанье сбросил несколько мешков с песком, аэростат быстро заскользил вверх. Самочувствие у всех было приподнятое, радостное. «Мне никогда не было так хорошо» — рассказывал потом Тиссанье. — Я ощущал, что погружаюсь в сон: лёгкий, приятный, без сновидений». В последний момент необычность ощущений всё-таки обеспокоила опытного аэронавта и, уже теряя сознание, он открыл клапан своего кислородного прибора.

Очнулся Тиссанье через час с головной болью. Он попытался двинуться. Тело не подчинялось ему, он с трудом поднял руку. С громадными усилиями он добрался до своих спутников, оба были без сознания, на безжизненно белых лицах застыла странная улыбка. Кислородные приборы были не тронуты. Эта застывшая радость повергла в ужас даже смелого аэронавта Тиссанье.

Ему всё-таки удалось посадить аэростат. Энергичные меры врачей спасли ему жизнь. Остальные двое участников полёта погибли, не приходя в сознание.

Трагическая история «Зенита» казалась загадочной современникам полёта. Теперь, когда высотные полёты стали делом обычным, эта история понятна. Аэронавты были уверены, что почувствуют недостаток кислорода и успеют включить кислородные подушки. В этом и была их ошибка.

Сейчас хорошо изучено изменение состояния человеческого организма и субъективные ощущения человека на различной высоте. На высоте четырёх километров человек чувствует слабость, головокружение. Быстро утомляет даже несложная работа. Далее с ростом высоты неприятные ощущения исчезают. Человек чувствует себя хорошо, он весел, возбуждён. Однако достаточно небольшого усилия, одного резкого движения — и человек теряет сознание. О высоте 8 километров в справочниках говорится коротко: «грозит смерть». Как удалось установить, Тиссанье и его товарищи достигли высоты 8600 метров . Остальное не требует пояснений.

Интересно, что сам человек обычно не замечает нарушений нормальной деятельности организма, вызванных высотой. Более того, чем слабее становится сознание, тем спокойнее, увереннее он себя чувствует. Если ему сказать, что он плохо соображает, он будет утверждать противное.

Мы видим, что состояние при кислородном голодании очень напоминает алкогольное опьянение . Та же переоценка своих сил («море по колено»), то же радостное, возбуждённое состояние, та же неспособность критически оценивать свои действия . Всё так же, только гипоксия алкогольного происхождения вызвана не недостатком кислорода в воздухе, а затруднением его доставки к клеткам тканей в результате нарушения кровообращения.

Итак, веселье, связанное с приёмом алкоголя, имеет в основе гипоксию. А гипоксия, в этом случае, как мы видим, обусловлена склеиванием эритроцитов и образованием тромбов в мелких сосудах. Значит , чтобы почувствовать удовольствие от выпитого, надо обязательно вызвать тромбоз сосудов. А тромбоз сосудов — это всегда отмирание каких-то тканей. Мы приходим, таким образом, к важному выводу, что БЕЗВРЕДНЫХ ДОЗ АЛКОГОЛЯ НЕТ В ПРИНЦИПЕ .

Вам понравилась эта рассылка или у Вас есть знакомые, которым может быть близка наша тема? Подписывайтесь!

Все возражения , недовольства , а так же пожелания жду по адресу:

Если Вы не хотите, чтобы письмо попало в рассылку, укажите это явно в письме. Оставляю за собой право публиковать письма без запрета на опубликование.

С уважением , Александр.

Материалы из книги прогнозно –аналитического центра «Оружие геноцида: самоубийство людей и его механизмы»

Первый и самый сложный вопрос, с которым приходится сталкиваться пропагандистам трезвости, это вопрос о причинах употребления алкоголя. Считается, что алкоголь употребляют из-за его веселящего действия — отсюда и классическая фраза пьющих: «Пусть проживу меньше — зато весело!» А весело ли?

Усомниться в этом позволяют некоторые чисто житейские наблюдения. Да, употребление алкогольных изделий в день праздника действительно создаёт впечатление об их веселящем действии. Но вот те же люди выпили на поминках, и никто из них не смеётся. Другой пример — ребёнок случайно выпил спиртное, но он явно страдает от отравления, а не веселится. Почему получается, что приписываемое алкоголю веселящее действие проявляется в одних ситуациях и не проявляется в других?

Ещё больше усомниться в существовании «алкогольного веселья» позволяют опыты по употреблению спиртного в условиях «чистого эксперимента».

Опыт первый. Взрослым мужчинам вводили раствор этилового спирта внутривенно, не предупреждая о том, какое вещество введено, и просили описать свои ощущения. Все испытуемые описывали свои ощущения как неприятные (сонливость, тошнота и т. п.). В том случае, если испытуемых предупреждали о том, что введён спирт, они вели себя сообразно своим представлениям о том, как должен вести себя пьяный человек, — начинали плоско шутить, старались демонстрировать окружающим, что им очень весело.

Читайте также:  Морщины на лбу причины

Опыт второй. Большую группу подростков в возрасте от 14 до 18 лет попросили описать состояние, возникшее у них после первого в жизни приёма спиртного. Описания были такие: «… появилось жжение в пищеводе и в желудке, стало подташнивать, появились позывы на рвоту… расстроилось внимание, захотелось спать… такое ощущение, будто ударили чем-то мягким по голове… как будто надышался угарным газом». Никто не ответил, что ему сразу стало весело — ни один подросток. Более того, все недоумевали — почему же люди пьют? Многие выражали сожаление, что «раз все пьют — придётся привыкать к спиртному».

Опыт третий. Взрослых здоровых (без признаков алкоголизма) мужчин тоже попросили описать ощущения от приёма спиртного в условиях, исключающих общение. Испытуемым предлагалось выпить любую дозу предпочитаемого спиртного изделия в одиночестве, при этом фиксировать — на какой минуте какое ощущение появилось. Взрослые описывали своё состояние теми же словами, что и подростки, никто не сказал, что ему стало весело. Испытуемыми выражалось явное недоумение — почему же в компании пьяным весело, а в одиночестве — нет?

Опыт четвёртый. Употребить алкоголь в тех же условиях предложили больным хроническим алкоголизмом (на что они очень охотно соглашались). У части больных было отмечено повышение настроения — у тех больных, которые ранее перенесли тяжёлую травму головы, менингит, энцефалит; в общем, у больных с дефектом головного мозга. Все остальные веселья не отмечали, хотя и напивались, как минимум, до средней степени опьянения. Недоумение результатами опыта тоже было, но выражалось по-другому: испытуемые обвиняли экспериментатора в том, что он «что-то добавил в водку».

Если в результате исследования выявляется, что «вещество X» в условиях чистого эксперимента даёт у некоего индивидуума «Эффект № 1», а в условиях воздействия на индивидуума группы лиц — отличающийся от первого «Эффект № 2», то неизбежно делается вывод, что «Эффект № 2» является внушённым индивидууму группой. Тот же вывод приходится сделать и в отношении алкоголя на основании вышеописанных опытов — сам по себе алкоголь не обладает веселящим действием.

Действительно, с научной точки зрения собственное действие алкоголя складывается из трёх компонентов: рефлекторного, токсического и наркотического.

Рефлекторное действие проявляется тем, что от раздражения спиртными изделиями слизистой оболочки рта, пищевода, желудка расширяются (реже сужаются) кровеносные сосуды лица и головы, поэтому лицо краснеет или бледнеет, появляется головокружение, ощущение тошноты, рвота. Механизм рефлекторного действия алкоголя можно сравнить с механизмом действия горчичника, когда от раздражения кожных покровов расширяются не только кровеносные сосуды кожи в месте раздражения, но и сосуды внутренних органов, часто довольно далеко отстоящих от этой зоны.

Токсическое (отравляющее) действие проявляется в виде головокружения, смены покраснения лица бледностью и, наоборот, ощущений расстройства памяти, внимания, мышления, появления вялой («тупой») мимики и др.

Наркотическое действие алкоголя складывается из понижения возбудимости нервной системы, снотворного и обезболивающего эффектов.

Те компоненты действия алкоголя, которые теоретически можно назвать полезными (обезболивающий эффект, например), выражены незначительно по силе и кратки по времени. Бесспорно, что они уступают соответствующим эффектам лекарственных препаратов, да ведь и лекарство здоровому человеку принимать ни к чему. Откуда же появилась убеждённость людей в том, что без вина праздник — не праздник? Чтобы ответить на этот вопрос, придётся заглянуть в историю.

История появления вина в жизни человечества освещена достаточно подробно. В общем, вино появилось из-за незнания способов хранения фруктов. Фрукты, оставленные на хранение без всякой предварительной обработки, выделяли сок. Сок, естественно, бродил, но его продолжали использовать в питании, так как на изобилие свежей пищи рассчитывать не приходилось.

Тогда люди и познакомились с действием алкоголя — с его способностью вызывать сон, немного приглушать боль, а также с его способностью вызывать отравление — рвоту, головокружение, расстройство точных движений и походки. Однако из-за обезболивающего и усыпляющего эффектов алкоголь стали считать полезным и использовали в качестве лекарства. Как средство для наркоза алкоголь «не сдавал позиций» до XIX века (когда появился наркоз эфирный), и только в XIX веке развивающаяся медицинская наука позволила полностью отказаться от алкоголя как лекарства — к тому времени преобладание вреда в действии алкоголя ни у кого сомнений не вызывало.

Объяснение «пользы» алкоголя у первобытного человека могло быть только религиозно-мистическим. Считалось, что в вине живёт добрый дух, который помогает выжить раненым (именно при ранениях, для предупреждения развития болевого шока алкоголь чаще всего и использовали). В дальнейшем обожествление вина становилось всё более явным и даже перешло в христианскую религию, где в некоторых обрядах вино играет роль «крови Христовой».

Читайте также:  Болит затылок после секса

Отождествление вина с кровью — очень важный момент. Впервые оно началось в обрядах братания через кровь. Такой варварский обряд, как надрезание ладоней и взаимное слизывание крови, был, что и говорить, неприятным. Легко проследить, как в истории цивилизации обряды становятся всё гуманнее — так, человеческие жертвоприношения сменились приношением в жертву животных, а затем и символов — только изображений животных. То же в обряде братания — цветом кровь и вино схожи, мистическая «жизненная сила» приписывалась и крови, и вину, так что обряд братания через кровь сменился у желающих заключить мир обрядом взаимоугощения вином. После совершения обряда полагалось по ритуалу веселиться, петь, танцевать — ведь заключен мир! А если заключали мир вожди враждующих племён, то пили вино и веселились все члены племени.

Вот так человечеством и была сделана грандиозная ошибка — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, стали восприниматься как сигнал к началу веселья, к началу дружеского и дружелюбного общения.

Казалось бы, ситуация парадоксальная — неприятные ощущения, вызываемые алкоголем, воспринимаются как приятные. Но ничего странного в этом нет. В лаборатории И. П. Павлова, например, был проделан такой опыт: собаке причиняли боль и сразу после этого давали корм. Через некоторое число повторений собака отвечала на боль радостью, искала кормушку. Но такая реакция оставалась только в условиях лаборатории, в любых других условиях собака отвечала на боль как обычно — рычала, кусалась.

Примерно то же и у людей. Неприятные ощущения от отравления алкоголем связаны в сознании человека с праздничной ситуацией, с ожиданием удовлетворения потребности в неформальном, дружеском общении. Вне праздника, вне общения симптомы опьянения воспринимаются так, как и должны восприниматься — как неприятные. Это мы и можем наблюдать при употреблении спиртного в условиях чистого эксперимента, когда даже алкоголики в большинстве случаев не получали удовольствия от одного алкоголя. Только у самых дефектных больных ориентировка на старые, не соответствующие реальности знания оказалась настолько сильной, что ложная связь «алкоголь — веселье» не разрушилась. Понятно также, почему дети и подростки при первом употреблении спиртного относятся к нему отрицательно, а взрослые при этом улыбаются: «Он ещё не понимает!» Чего же не понимает ребёнок? Да он просто верит своим ощущениям, он ещё не привык ориентироваться на общественное мнение. Ему плохо — он так и говорит, и чем больше общественное мнение внушает ему: «Если выпьешь — будет весело», тем тяжелее переживается отравление алкоголем. Увы, в данном случае взрослый глупее ребёнка, поскольку старается перебороть себя, лишь бы не оказаться «не таким, как все» и не выпасть из группы.

Но дело не только в этом. Собственное усыпляющее действие алкоголя тоже играет немалую роль в формировании мнения об «алкогольном веселье», и вот каким образом. Это действие в первую очередь сказывается на самых развитых отделах головного мозга, тех, которые отвечают за интеллект, способность к полноценному общению — то есть за уровень культуры человека. Тогда в группе, состоящей из людей с разными, но достаточно близкими уровнями культуры, употребление алкоголя приводит к сближению этих уровней на более низкой ступени. А это, в свою очередь, вызывает ложное ощущение «лёгкости общения». В самом деле, у всей группы запас слов и выбор тем для разговора становится одинаково малым и примитивным, вот и получается: выпили — разговорились. Этому, конечно, способствует и почти неосознаваемая символика «алкогольного братства», идущая всё от того же обряда братания через кровь.

Вышеприведённые знания опровергают «концепции любителей выпить» весьма однозначно и эффективно. В самом деле, если алкоголь не веселит, то зачем же его пить? И суть дела не меняется при любом, внешне даже самом «культурном» пьянстве: пьянство на банкете оказывается столь же нелепым, как и пьянство в подворотне. Эти знания особенно хорошо усваивают молодёжные (даже подростковые) аудитории — у них «стаж» знакомства с алкоголем и подчиняемость «алкогольным традициям» наименьшие, а способность к принятию новых и нестандартных знаний — наибольшая. Первое же употребление спиртного полностью подтверждает истинность того, о чём им сообщали — опьянение неприятно. После этого лозунг «Трезвость — норма жизни!» становится в их глазах не просто лозунгом, а строго научным выводом. Мнение взрослых аудиторий при систематической работе также удаётся изменить, поскольку данная информация всегда воспринимается с интересом.

Можно привести ещё множество аргументов, научно – статистических сведений, свидетельствующих о надуманности утверждения о пьяном веселье. Ясно одно: алкогольная эйфория — это миф, созданный в сознании людей алкогольной пропагандой.

Тем, кто пожелает использовать эти знания в своей пропагандистской работе, советую прочесть «Методические рекомендации в помощь лектору, преподавателю народного университета по проведению антиалкогольной пропаганды среди учащихся общеобразовательных школ» (авторский коллектив — А. П. Сугоняко, В. И. Пашов, Г. П. Рехлова), изданные в Красноярске в 1985 году.

Сергей Горин,

врач, г. Канск, 1987 год

Ссылка на основную публикацию
Эзофагогастродуоденоскопия что это такое расшифровка
- Сергей Александрович, расскажите, что такое эзофагогастродуоденоскопия? - ЭГДС – это метод исследования пищевода, желудка и луковицы двенадцатиперстной кишки (ДПК)...
Щиплет носоглотку как лечить
Воспаление носоглотки может возникнуть по самым разным причинам. Чаще всего такой неприятный недуг появляется, если организм человека страдает от воспалительных...
Щиплят или щиплют
При любой погоде они готовы защитить государственные интересы На полигонах отдельной мотострелковой бригады Северного флота в Печенгском районе прошли практические...
Эйприл таблетки
табл. 1,25 мг, № 30 Рамиприл 1,25 мг Прочие ингредиенты: натрия гидрокарбонат, лактозы моногидрат, натрия кроскармеллоза, крахмал прежелатинизированный, натрия стеарилфумарат....
Adblock detector