Эдипальный период

Эдипальный период

Телефон: +7 495 055 37 58

  • Facebook

Нашли опечатку ?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.

«Всем нам, быть может, суждено направить свое первое сексуальное чувство на мать и первую ненависть и насильственное желание — на отца». З. Фрейд

Эдипов комплекс — одно из основных понятий классического психоанализа, использованное Фрейдом для обозначения амбивалентного, то есть двойственного, отношения ребенка к своим родителям. Под эдиповым комплексом понимается проявление ребенком бессознательных влечений, сопровождающихся выражением чувств любви и ненависти к родителям.
Впервые представления об эдиповом комплексе были выражены Фрейдом в 1897 году в одном из писем к берлинскому врачу В. Флиссу. На основе самоанализа, включающего детские воспоминания, он выявил в себе ранние смешанные чувства любви к матери и ревности к отцу. При этом основатель психоанализа соотнес свои личные переживания с древнегреческим мифом, содержание которого было отражено в древнегреческой трагедии Софокла «Царь Эдип».
В трагедии Софокла повествовалось о несчастной судьбе Эдипа, который, не ведая того, убил своего отца Лая — царя Фив, потом женился на своей матери Иокасте, затем, узнав от оракула о совершенных им непреднамеренных деяниях, ослепил себя. Почерпнутая из древнегреческого мифа тема отцеубийства и запрета на инцестуозную связь переросла у Фрейда в идею эдипова комплекса, присущего каждому человеку. Согласно Фрейду, наши сновидения убеждают в том, что, вероятно, всем суждено направлять свое первое сексуальное чувство на мать и первое насильственное желание — на отца.
Если идея двойственного отношения ребенка к своим родителям возникла у Фрейда в период его самоанализа (1897), то понятие эдипова комплекса было введено им в 1910 году. Он утверждал, что по своей природе данный комплекс одинаков для мальчиков и девочек. Для обозначения эдипова комплекса у девочек Юнг ввел понятие комплекса Электры. Это понятие было использовано им в 1913 году для характеристики чувств и переживаний девочки, связанных с ее влечением к отцу, стремлением заменить мать в ее отношениях с ним, а затем и желанием устранить мать, мешающую реализации детского желания. Название комплекса связано с древнегреческим мифом об Электре. Согласно этому мифу, Электра, дочь Агамемнона и Клитемнестры, способствовала убийству своей матери. Спасая своего брата Ореста от гибели, она помогла ему убить мать, повинную в смерти их отца.В отличие от Юнга Фрейд не использовал понятие «комплекс Электры», а предпочитал говорить об эдиповом комплексе. Он считал, что этот комплекс в равной степени присущ всем людям, независимо от их половой принадлежности. В этом смысле любовь к родителю противоположного пола и ненависть к родителю своего пола у мальчиков и девочек аналогичны. Поэтому, когда в работах Фрейда говорится об эдипове комплексе, следует иметь в виду, что речь идет у него о таких отношениях между детьми, будь то мальчик или девочка, и родителями (или их заместителями), которые имеют место в детстве каждого человека.
Наблюдения за детьми и изучение воспоминаний взрослых о своем детстве подвели Фрейда к выводу о всеобщем, универсальном проявлении эдипова комплекса. Мальчик эротически привязан к матери, хочет обладать ею и воспринимает отца как помеху ему в этом; девочка испытывает нежные чувства к отцу и потребность в устранении матери, чтобы занять ее место в отношениях с отцом.
В своем понимании эдипова комплекса Фрейд исходил из того, что бисексуальность (мужское и женское начала) человека приводит к такому положению, когда ребенок может занимать как активную, так и пассивную позицию. Сексуальное предпочтение родителя противоположного пола и ненависть к родителю того же пола составляют, с точки зрения Фрейда, позитивную форму эдипова комплекса. Любовь к родителю того же пола и стремление устранить из жизни родителя противоположного пола характерны для негативной формы этого комплекса. В процессе психосексуального развития ребенка проявляются обе формы, образуя так называемый полный эдипов комплекс. Данный комплекс характеризуется двойственным отношением ребенка к своим родителям. Он одновременно любит и ненавидит каждого из них, боготворит их и желает им смерти; хочет быть похожим на них и боится быть наказанным за свои бессознательные желания. Мальчик не только проявляет эротические чувства к матери и стремится устранить отца, но и испытывает свойственные девочке нежность к отцу и враждебность к матери. Аналогичная картина наблюдается и у девочки: она не только имеет сексуальное влечение к отцу и ревностное чувство к матери, но и враждебно настроена к отцу и испытывает сильную эмоциональную привязанность к матери.
В представлении Фрейда, эдипов комплекс проявляется у детей в возрасте от 3 до 5 лет, и перед каждым ребенком встает жизненная задача, связанная с развитием и преодолением этого комплекса. Разрушение и гибель эдипова комплекса в процессе психосексуального развития ребенка, характеризующегося переходом от фаллической (символизирующей значение пениса) фазы детской сексуальности к ее латентному (скрытому) периоду, — нормальный путь развития человека. Считается нормой, если в конце этого раннего сексуального периода эдипов комплекс преодолен, смягчен и переформирован, а результатом такого превращения будет возможность хороших успехов в последующей душевной жизни. Вытеснение же эдипова комплекса и сохранение его в бессознательном чревато невротизацией ребенка, впоследствии сказывающейся на психических расстройствах взрослого. Благополучное преодоление этого комплекса, как правило, не осуществляется основательно, и тогда пубертатный период вызывает реанимацию комплекса, что может иметь плохие последствия.
Фрейд считал, что, несмотря на универсальность эдипова комплекса, развитие и изживание его у мальчика и девочки проходят по-разному. Угроза кастрации и страх мальчика перед возможностью наказания за инцестуозные влечения приводят к отвращению его от эдипова комплекса. Связанные с этим комплексом эротические влечения мальчика десексуализируются и сублимируются, то есть переключаются на социально приемлемые цели. В случае идеального осуществления этого процесса эдипов комплекс разрушается и упраздняется. Стало быть, эдипов комплекс у мальчика погибает вследствие угрозы кастрации. Развитие и преодоление эдипова комплекса у девочки имеет иной характер. Обнаружив, что, в отличие от мальчика, она не имеет пениса, девочка воспринимает кастрацию как уже свершившийся факт. Это приводит к тому, что, в то время как эдипов комплекс мальчика погибает вследствие кастрационного комплекса, эдипов комплекс девочки становится возможным и возникает благодаря кастрационному комплексу.
По мнению Фрейда, девочка испытывает зависть к тому органу, который у нее отсутствует. Она переходит символическим путем от пениса к ребенку, желает получить его в подарок от отца. Это желание сохраняется на протяжении длительного времени, в результате чего девочка медленно расстается с эдиповым комплексом. В форме желания обладать пенисом и родить ребенка эдипов комплекс девочки долгое время сохраняет свою действенность и способствует подготовке женщины к ее половой роли. Преодоление этого комплекса у девочки связано с угрозой утраты родительской любви.
В процессе гибели эдипова комплекса внешний авторитет родителей как бы перемещается внутрь детской психики. Он становится внутренним достоянием ребенка, приводя к образованию такой психической инстанции, как Сверх-Я. Так, по мнению Фрейда, Сверх-Я становится наследником эдипова комплекса. Отныне Сверх-Я выступает в роли недремлющего ока или карающей совести, вызывая у человека чувство вины. По выражению основателя психоанализа, эдипов комплекс оказывается одним из самых важных источников сознания вины, доставляющей особое беспокойство невротикам.
Согласно Фрейду, в эдиповом комплексе завершается инфантильная сексуальность. Кто оказывается не в состоянии нормальным образом пройти эдипову фазу психосексуального развития, тот заболевает неврозом. Эдипов комплекс составляет ядро неврозов.
Фрейд не утверждал, что эдипов комплекс исчерпывает отношение детей к родителям, которое может быть сложным и многообразным. Более того, он считал, что этот комплекс может претерпевать изменения. Вместе с тем он утверждал, что эдипов комплекс является значительным фактором душевной жизни ребенка и существует опасность скорее недооценить его влияние и обусловленное им развитие, чем переоценить его.
Возможность реализации эротических и деструктивных влечений, связанных с эдиповым комплексом, может находить свое воплощение в сновидениях. Не случайно в сновидениях нередко содержатся разнообразные сцены, сюжеты и образы инцестуозного характера, сопряженные с убийством и смертью родителей, родственников, близких людей. Признание или отрицание эдипова комплекса — своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая проводить различие между сторонниками и противниками психоанализа. Как замечал Фрейд, ничто другое не навредило психоанализу столь сильно в отношении к нему современников, как рассмотрение эдипова комплекса в качестве общечеловеческой судьбоносной структуры.
В теории и практике психоанализа эдипову комплексу уделялось и до сих пор уделяется важное внимание. Тем не менее фрейдовская трактовка эдипова комплекса разделялась далеко не всеми психоаналитиками. Многие из них пересмотрели идеи Фрейда о природе эдипова комплекса: одни психоаналитики внесли уточнения в понимание содержания этого комплекса; другие переосмыслили временные рамки его развития и разрушения; третьи подвергли сомнению исторические параллели Фрейда, согласно которым лежащее в основе эдипова комплекса отцеубийство было реальным событием, имевшим место в первобытной орде и свидетельствовавшим об универсальности этого комплекса во всех культурах.
Так, А. Адлер утверждал, что представление, согласно которому мать является единственным сексуальным объектом для ребенка, удовлетворяющего свои сексуальные желания в борьбе с отцом, это — фиктивная идея. Он считал, что рассмотрение эдипова комплекса показывает, что он выдает уродливое, часто выраженное в асексуальной форме стремление ребенка к превосходству над отцом и матерью. Соответственно, эдипов комплекс — это символ желаемого господства.
В отличие от Фрейда, К. Г. Юнг по-иному взглянул на победу Эдипа над Сфинкс. Он полагал, что она, представлявшая собой двойственность образа матери (привлекающая, достойная любви верхняя часть с головой человека и страшная, звериная нижняя часть, вызывающая ужас), является олицетворением страха перед матерью.
Юнг пришел к выводу: в первооснове кровосмесительных связей заложено не влечение к половому акту, а стремление стать снова ребенком, очутиться в материнском лоне.
В понимании В. Райха, эдипов комплекс возникает в условиях патриархальной семьи. Опираясь на исследование английского антрополога Б. Малиновского, показавшего, что структура семейных отношений в некоторых примитивных обществах имеет иной характер, чем рассмотренная Фрейдом схема амбивалентных влечений ребенка к матери и отцу, он подверг сомнению тезис об универсальности эдипова комплекса. Райх считал, что форма эдипова комплекса изменяется вместе с общественным строем и в будущем, в условиях коллективного воспитания, речь не будет идти об этом комплексе.

Читайте также:  Фурацилин инструкция по применению полоскание горла беременным

Svetlana Khuchua

Все просто и незатейливо: мое счастье — в моих руках

Фрейд:
«Первым эротическим объектом ребёнка является питающая его материнская грудь, любовь возникает в связи с удовлетворением потребности в питании. Конечно, вначале ребёнок не отличает грудь от своего собственного тела. Когда она отделяется ребёнком от своего тела, передислоцируясь «вовне», так как уж слишком часто ребёнком обнаруживается её отсутствие; тогда грудь берёт с собой в качестве «объекта» часть (первоначально нарцизной) либидозной оккупации. Позднее этот первый объект дополняется до персоны матери, которая не только кормит, но и заботится, вызывая у ребёнка некоторые другие, как приятные, так и неприятные, ощущения в теле. Проявляя заботу о теле ребенка, мать становится его первой соблазнительницей. В обоих отношениях коренится своеобразное, ни с чем не сравнимое, остающееся в течение всей жизни неизменным значение матери в качестве первого и сильнейшего объекта любви –у представителей обоих полов. При этом филогенетическая обусловленность настолько сильно берёт верх над персональными случайными переживаниями, что не имеет значения, сосёт ли ребёнок грудь или питается из бутылочки, никогда не наслаждаясь нежностью материнской заботы. В обоих случаях развитие ребёнка идет по одному и тому же пути, правда, в последнем случае тоска по матери может стать сильнее. Даже если ребёнок будет питаться материнской грудью, то долгое время после отлучения от неё он всё равно будет убеждён, что всё закончилось слишком рано и было явно недостаточным.
Знание этого необходимо, чтобы более чётко представить интенсивность Эдипова комплекса. Когда мальчик (в период с 2 до 3 лет) вступает в фаллическую фазу развития либидо, то он начинает испытывать наслаждение от своего полового члена и научается по своему желанию обострять ощущения посредством мануального раздражения, превращаясь в фантазиях в любовника матери. Он желает обладать ею физически в той форме, которая подсказана ему его наблюдениями и предположениями о сексуальной жизни. Ребёнок пытается соблазнить мать, показывая ей свой мужской член, обладанием которым он гордится. Говоря другими словами: рано пробудившаяся мужественность мальчика пытается заместить во взаимоотношениях с матерью отца, которому ранее он завидовал из-за его физической силы и приписываемого ему авторитета. А теперь отец становится соперником, стоящим на его пути, с которого мальчик стремится его убрать. В отсутствии отца мальчику удаётся разделять постель с матерью, а после его возвращения становиться изгнанным, мальчик глубоко переживает при исчезновении отца – удовлетворение, а при его возвращении – разочарование. Это составляет материал Эдипова комплекса, который переводит греческую сагу из фантазийного мира ребёнка в якобы существующую реальность. В нашей культуре Эдипову комплексу уготовлен ужасный конец.
Матери прекрасно понимают, что сексуальное возбуждение ребёнка относится к их собственной персоне. В какой-то момент они начинают догадываться, что не стоит поощрять сексуальную активность ребёнка, считая себя обязанными запрещать сыну мануальную активность со своим членом. Правда, запрет этот мало помогает, самое большее, приводя к модификации стиля самоудовлетворения, пока мать не обращается к самому сильнодействующему средству, она угрожает оторвать вещь, из-за которой сын оказывает сопротивление. Обычно мать смещает реализацию угрозы на отца, чтобы всё выглядело ещё ужаснее. Она расскажет обо всём отцу и тот отрежет член. Интересно то, что эта угроза действует лишь тогда, когда до этого и после этого соблюдается другое условие. Ребёнку кажется совершенно немыслимым, что может произойти нечто подобное. Но если при высказанной угрозе ребёнок может припомнить вид женских гениталий или вскоре после угрозы их увидит, гениталии, в которых отсутствует такая чрезмерно ценная часть тела как пенис, тогда мальчик начинает верить в серьёзность угроз, и переживает, подпадая под воздействиекастрационного комплекса, сильнейшую травму в своей юной жизни. (Кастрацию мы встречаем и в саге об Эдипе, так как выкалывание глаз, которым Эдип наказывает себя после открытия тайны своего преступления, в связи с данными интерпретации сновидений является символическим эрзацем кастрации. Нельзя исключать и того, что в испытываемом необычайном ужасе от угроз виновны также филогенетические следы памяти о жизни в доисторической семье, так как в древности ревнивый отец действительно лишал сына гениталий, если тот становился его соперником в отношениях с женщинами. Древнюю традицию обрезания, являющегося ещё одним замещающим символом кастрации, можно понимать лишь как проявление принятия воли отца (см. ритуалы примитивных народов для подростков, вступающих в период половой зрелости). Пока не исследовано то, каким образом проявляется ход событий у народов и культур, которые не подавляют детскую мастурбацию.)Воздействия угрозы кастрацией разнообразны и необозримы, они отражаются на любых отношениях мальчика к матери и отцу, а позднее и вообще в отношениях с женщинами и мужчинами. Чаще всего мужественность мальчика не выдерживает этих первых потрясений. Чтобы спасти свой половой член, мальчик в большей или меньшей степени отказывается от обладания матерью, часто его половая жизнь на все времена оказывается обременённой запретами. Если у мальчика были в наличии сильно выраженные женские компоненты, то в результате пережитой угрозы они усиливаются ещё больше. Он начинает проявлять по отношению к отцу пассивную установку, которую приписывал матери. Из-за угроз мальчик вынужден отказаться от мастурбации, но только не от сопровождающей её фантазийной деятельности. Причём фантазии, становясь теперь для ребёнка единственной формой сексуального удовлетворения, скорее ещё более активируются. Хотя в фантазиях мальчик продолжает идентифицироваться с отцом, одновременно, а возможно и чаще идентификация происходит с матерью. Дериваты и продукты метаморфоз ранних онанистических фантазий добиваются для себя доступа в появляющееся позднее Я, участвуя в формировании характера. Независимо от такой формы усиления женственности страх и ненависть по отношению к отцу существенно увеличиваются. А одновременно мужественность мальчика отступает назад, приобретая форму упрямства по отношению к отцу, упрямства, которое неизбежно сказывается на позднейшем поведении в человеческом обществе. В качестве реликта эротической фиксации на матери часто обнаруживается чрезмерная от неё зависимость, проявляющаяся позже в форме подчинённости женщине. Мальчик больше не отваживается любить мать, но и рисковать отвергнуть её любовь он тоже не осмеливается, так как боится попасть в опасную ситуацию из-за выдачи матерью его секретов отцу, который подвергнет сына кастрации. Вся гамма переживаний вместе с их предпосылками и последствиями, из которых мы упомянули лишь некоторые, подлежит самому энергичному вытеснению. В соответствии с законами бессознательного, царящими в Оно, все активировавшиеся тогда конфликтующие друг с другом реакции и чувственные побуждения сохраняются в бессознательной сфере. Они готовы позднее, после пубертатного периода, мешать формированию Я. Когда соматический процесс сексуального созревания оживляет заново, казалось бы, уже преодолённые прежние фиксации либидо, сексуальная жизнь оказывается парализованной, разобщённой, распавшейся на конфликтующие друг с другом стремления.
Конечно, воздействие на зачаточную сексуальную жизнь мальчика угрозы кастрации не всегда имеет такие опасные последствия. А впрочем, количество причинённого и предотвращённого вреда зависит от количественных соотношений. Такое положение дел, в котором можно усматривать центральное переживание детских лет, наибольшую проблему детства и опаснейший источник позднейших провалов, настолько основательно вытесняется, что его реконструкция в аналитической работе наталкивается на самое решительное недоверие со стороны взрослых пациентов. Отторжение заходит столь далеко, что любое упоминание о предосудительном предмете игнорируется, искажая любые ассоциативные цепочки с ним посредством поражающей интеллектуальной слепоты. Так, например можно услышать возражения, что сага о короле Эдипе вообще ничего общего с конструкциями анализа не имеет, так как это совершенно другой случай, ведь Эдип же не знал, что встретился с отцом, которого убил, и с матерью, на которой женился. Такие критики не замечают, что в творчестве писателей при написании поэтического произведения неизбежна установка подобного рода, ничего чуждого она не привносит, а только умело использует существующие в данной теме моменты. Незнание Эдипа оказывается законным намёком на бессознательное, в котором пребывают прежние переживания у взрослых людей, а предсказание оракула, делающего героя безвинным, говорит о неизбежности судьбы всех сыновей, осуждённых пережить Эдипов комплекс. Психоанализ также показал, насколько легко разрешается загадка другого поэтического героя, изображённого Шекспиром – Гамлета, отличающегося чрезмерной нерешительностью. Достаточно указать на Эдипов комплекс. Так как принцу не удаётся справиться со своей задачей, он наказывает другой объект, не адекватный материалу его Эдиповых желаний. Принципиальная таинственность литературного мира показывает, насколько сильно масса людей готова к тому, чтобы придерживаться своего инфантильного вытеснения. (Имя Вильям Шекспир, вероятно, является псевдонимом, за которым скрывается неизвестное нам лицо. Так авторство Шекспировских произведений приписывается Edward de Vere, Earl of Oxford . Ещё в детстве он потерял горячо любимого, обожаемого отца и отрёкся от матери, которая довольно скоро после смерти мужа вступила в новый брак.)

Читайте также:  Противозавиток ушной раковины

Ещё более чем за столетие до появления психоанализа француз Дидро убедительно показал значение Эдипова комплекса, выявив различие между первобытными и культурными временами. Могу сказать, что если бы заслугой психоанализа было одно только открытие вытесненного Эдипова комплекса, то этого было бы достаточно для того, чтобы считаться ценным культурным явлением в истории человечества.
Воздействие кастрационного комплекса на маленьких девочек более однообразно, но не менее радикально. Естественно, что им не приходится бояться потери пениса, зато приходится переживать из-за того, что они им не обладают. С самого начала девочки завидуют мальчикам за то, чем те наделены природой, можно даже сказать, что всё развитие девочек проходит под знаком зависти к пенису. Вначале девочки предпринимают безуспешные попытки сравняться с мальчиками, а позднее – усилия (причём с гораздо большим успехом) компенсировать свой дефект, что, в конце концов, может привести к нормальной женской установке. Когда девочка, находящаяся в фаллической фазе, пытается, как и мальчик, добиться наслаждения посредством мануального раздражения гениталий, она редко достигает достаточного удовлетворения, расширяя впечатление о неполноценности своего рудиментарного пениса на всю свою персону. Как правило, вскоре девочка отказывается от мастурбации, так как не желает, чтобы что-нибудь напоминало о превосходстве брата или товарища-мальчика по играм; девочка начинает вообще игнорировать сексуальность.
Когда маленькая женщина сохраняет своё первоначальное желание стать «пацаном», то в экстремальных случаях это завершается манифестной гомосексуальностью, а обычно проявляется преобладанием мужских черт в дальнейшей жизни, выбором мужской профессии и т. д. Другой путь идёт через отделение от матери, которую, испытывая зависть к пенису, дочь не может простить за то, что та послала её в мир, недостаточно хорошо сформировав. Испытывая злобу, девочка отказывается от матери и замещает её в качестве объекта любви другой персоной – отцом. Последующей реакцией на потерю любимого объекта является идентификация, причём объект этот замещается внутри психики посредством идентификации. Этот механизм превосходно помогает маленькой девочке. Привязанность к матери преодолевается посредством идентификации с ней. Дочурка ставит себя на место матери, что в играх она делала и прежде, стараясь заместить мать во взаимоотношениях с отцом. Прежде любимую мать дочь ненавидит по двум мотивам: из-за ревности и из-за обиды за обделённость пенисом. Новым в отношениях к отцу вначале является желание располагать пенисом, а завершается желанием получить от отца в качестве подарка ребёнка. Таким образом, вместо желания обладать пенисом возникает желание иметь ребёнка.
Интересно, что взаимоотношения между Эдиповым и кастрационным комплексом у женщины формируются совершенно иначе, и даже противоположно ходу событий у мужчин. Как мы знаем, у последних Эдипов комплекс завершается при появлении угрозы кастрации, а у женщин, наоборот, обнаружение отсутствия пениса приводит к Эдипову комплексу. Менее неблагоприятное воздействие на женщин Эдипов комплекс оказывает тогда, когда они наделены женственной установкой (что иногда называют «комплексом Электры»). В таких случаях женщина выбирает будущего мужа похожим на отца, с готовностью подчиняясь его авторитету. А неутолимая страсть к обладанию пенисом может быть удовлетворена тем, что любовь к органу дополняется любовью к его носителю, наподобие метаморфозы, происходящей при переходе от любви к материнской груди к любви ко всей персоне матери».

Отсюда.

© 2012-2020, «Свободное психоаналитическое партнерство».

Отец: на пути от матери к дочери

Даже если комплекс Эдипа у девочки более чем в одном пункте подобен эдипальному комплексу мальчика (поскольку оба они должны пройти как позитивный, так и негативный Эдип и выбрать свою сексуальную идентичность), то между ними имеется все же существенное различие. В то время как мальчик должен разместить себя между вожделенной матерью и отцом, который ему противостоит, девочка направляет свое желание на того, кто ей это запрещает. Поэтому она стремится завладеть своим отцом вопреки его воле, что не обходится без определенной доли агрессивности, противоречащей мягкости, обычно ожидаемой от женщин.

Есть и еще одна особенность, которая связана с отцовским желанием. Ведь если любой ребенок, будь то дочь или сын, сначала должен пройти через материнское желание, то только девочка обнаруживает себя в плену либидинальных нагрузок своего отца, который перемещает на нее свое бессознательное инцестуозное желание.

Таким образом, дочь вступает в эдипальный период благодаря тому, что отец бессознательно переносит на нее инцестуозное желание, которое когда-то испытывал к своей матери. В этом смысле судьба дочери связана с отношениями, которые отец установил с собственной матерью и которые, в свою очередь, также оказали влияние на те отношения, что он установил со своей женой еще до зачатия дочери.

Потенциальные типы отцовских матерей

Каковы основные подводные камни, с которыми отец мог столкнуться в отношениях со своей матерью?

Существуют матери, оставшиеся фиксированными на зависти к пенису — залогу социального существования, ибо в патриархальном режиме женщина ценится только через сына, которого дарит мужу. Такие матери считают своего сына «продолжением себя», сводя при этом роль отца к роли биологического родителя. Либо сын принимает эту ситуацию и ту кастрацию, которую она подразумевает, либо восстает и отделяется от матери, не отказываясь от своего символического пениса и того, что тот собой представляет.

Существуют и другие матери, которые смогли отреагировать на обесценивание женщины, свойственное патриархальному режиму, стремлением идентифицироваться со своим собственным отцом и соперничеством с ним. Будучи заложницами этого фаллического требования, они выбирают мужчину, над которым доминируют, и делают жертв из своих сыновей.

Возможно также, что матери перенесли на сыновей инцестуозную привязанность к своему отцу. Тогда они полагают, что их дети принадлежат к их семье больше, чем к семье мужа, который никогда не станет таким отцом, которого они хотели бы для своих детей.

Все эти формы отношений оказывают определенные эффекты на последующие поколения.

Отец в детском возрасте

Желает ли отец иметь дочь, чтобы обрести в ней мать, которой ему не хватало, или женщину, которой у него нет? Осмелимся сделать некоторые предположения.

Если отец успешно отказаться от матери, если встретил в лице своего отца достойную модель для идентификации — короче говоря, если он смог успешно разрешить эдипальный конфликт, то смог и выбрать спутницу, которую действительно любит и которую умеет расположить ко встречной любви, и хочет зачать с ней ребенка. Желание рождения ребенка требует встречи двух людей, которые смогут выйти за пределы своих нарциссических либидинальных нагрузок. С этого момента роль отца в отношении его будущей дочери является решающей и зависит от его способности сделать так или принять тот факт, что его партнерша желает от него ребенка, причем не только «для себя» (так же, как и мать должна существовать, чтобы отец не оказался заперт в патриархальном желании самореализоваться через женщину).

Читайте также:  Психология пьянства

После родов мать сможет (в таком случае) ввести отца в качестве третьей стороны в отношения с дочерью, будучи в состоянии от вернуться от своего ребенка ради того, чтобы по вернуться к нему.

Но отец мог так и остаться «под юбкой» своей матери, которая в этом случае сыграла важную роль в выборе его жены. Его собственный отец, будучи слабым, неспособным отделить его от матери, не стал для него настоящей мужской ролевой моделью. Такой отец будет склонным полагать, что дети — это женское дело. Когда его жена станет матерью, то он, не имея возможности занять отцовское место в новой семейной конфигурации, займет позицию еще одного ребенка своей жены — того, кого она любит меньше всего. У него возникнет соблазн перенести свою привязанность на дочь и образовать с ней пару, в которой он постарается восстановить свои отношения с матерью, запирая в них свою дочь.

Трудно сопротивляться этому, когда ты еще маленькая девочка, и трудно от этого отказаться, когда становишься женщиной. Девочка рискует стать самоотверженно преданной отцу, будучи слишком счастлива от того, что является для него той «единственной». Если у нее появится ребенок, то она родит его от мужчины, от которого не будет просить ничего, кроме как сыграть роль жеребца: ведь именно ее отец будет тем, от кого она на самом деле «понесет» этого ребенка.

Эдип, дочь и отец

Когда дочь входит в эдипальный возраст, отец теряет маленького ребенка, чтобы обнаружить расцветающую женщину. То, каким он предстанет перед ней, зависит от его личной и культуральной истории.

Обнаружив в своей дочери женщину, отец возвращается к своему инцестуозному желанию. Он будет бессознательно ожидать того, чего любой сын ждет от матери: обладать ею, как активный самец, но также быть тем, кем она обладает, как маленьким мальчиком, пассивно принесенным для того, чтобы она подарила ему свою ласку. Если отец относительно гармонично разрешил свой эдипов комплекс, то сможет по-настоящему либидинально нагрузить образ матери своей дочери и вытеснить то, что осталось от детского инцестуозного желания. В таком случае перемещение либидинальной нагрузки на дочь будет происходить без каких-либо тревожащих эффектов. Нежность отца будет целомудренной, и ему будет понятно, что дочь сексуально предназначена для других мужчин: он откажется от своей дочери, как когда-то отказался от своей матери.

Однако существуют отцы, которые отказались от своей матери только для виду, иными словами, если вытеснение их инцестуозных желаний не было успешным, они будут переносить на дочь свои бессознательные сексуальные желания. Чаще всего такой тип отца имеет тенденцию через слова и действия, через смысл, который приобретают их взаимоотношения, создавать атмосферу, которая будет окружать его дочь и, можно сказать, будет «держать ее под напряжением». На протяжении всего латентного периода предвкушение, которое обнаружит в себе девочка, отказавшись от своего настоящего отца в мечтах о будущем мужчине, будет непрерывно подвергаться испытаниям со стороны такого отца. Он может называть дочь словами «моя дорогая» или «моя любовь» — то есть теми же словами, что использует в отношении своей жены, что помогают поддерживать с ней плотский контакт и делают ее ревнивой ко всем его действиям и поступкам.

Таким образом, можно выделить четыре позиции отца в отношении его инцестуозных желаний.

Первая позиция: отец встретился с кастрацией, то есть подчинился закону своего отца, согласившись отказаться от матери. Эту позицию можно назвать «хорошим неврозом»: инцестуозные желания были успешно вытеснены и заменены теми, что соответствуют социальным предписаниям, дав место социально приемлемым в патриархальном обществе симптомам (расщеплению между супругой, достойной уважения, и женщиной-соблазнительницей, с которой разыгрываются инцестуозные преступления; сублимированной гомосексуальности и подчинению, регулирующему отношения между мужчинами; необходимости доминировать над женщинами и не быть с ними пассивным и т. д.).

Вторая позиция: отец только частично подавил свои инцестуозные желания, он находится в том, что можно назвать «плохим неврозом», что характеризуется симптомами, которые заставляют его страдать и не приспособлены к обществу. Отец чувствует себя виноватым из-за чувств к дочери. Неуверенный в себе, вечно убегающий, он представляет собой отсутствующего, необщительного отца.

Третья позиция: отец любит играть с границами сексуального и не-сексуального, потакает двусмысленностям, чтобы возбудить свою дочь, — это определение перверта, который получает удовольствие от нарушения закона.

Четвертая позиция: отец может не воплощать собой закон. Для него действия зачатую бессмысленны, он не ощущает аффектов и у него нет представлений о другом. Такое поведение можно назвать психотическим. Именно такой отец практикует инцест, что не имеет для него на этом уровне никакого смысла, кроме сексуального удовлетворения. Коитус для него безобиден и часто становится продолжением ранних детских ласк, все это является для него всего лишь приятным времяпровождением.

Подростковый возраст (и у отца тоже)

В подростковом возрасте тот факт, что девушка восстанавливает свои идентификационные (в том числе эротические) отношения с родителями, приводит отца к определенным метаморфозам. Сексуальная зрелость дочери будто бы переворачивает роли. Раньше именно девочке любопытно было узнать, что происходит в родительской спальне, а теперь уже отец задается вопросом о сексуальности дочери. И подобно тому, как мы говорили о детских сексуальных теориях, мы могли бы говорить о родительских сексуальных теориях, что дают широкое пространство фантазмам соблазнения и первичной сцены. Таким образом, отец будет опасаться «худшего», а именно всего, что можно представить как вариации на тему изнасилования, а иногда и проституции. Иными словами, юность дочери словно пробуждает в отце его собственный подростковый возраст и детские фантазии, которые он смог в нем переиграть.

Вместе с маленькой девочкой исчезают невинность и возможность негласного сговора, которую позволял ее юный возраст (во всем нарциссическом изяществе гладкого, асексуального, фаллического тела). Если отец когда-то сделал дочь заместителем его собственной матери, есть вероятность, что сейчас он все-таки сможет пережить скорбь, которую не смог преодолеть во времена своего детства.

Наряду с этими фантазмами «обычного» Эдипа также возрождаются фантазмы «негативного» Эдипа. Отцовская ревность может быть выражением гомосексуального фантазма. До тех пор, пока дочь оставалась девочкой, отец инвестировал либидо в ее тело, которое имело в своей целостности фаллическую ценность. То, что он открывает в ней нового, приходит к нему со взглядами на нее других мужчин, взглядами, которые определяют ее как желанную и пригодную к сексуальным отношениям. И тогда отец может отождествить себя с дочерью, как в детстве отождествил себя с матерью перед лицом своего отца.

В наше время упадка роли отца, когда его функции все чаще выполняются обществом или матерью, есть ли что-то, что по-прежнему может передать только отец? Закон желания, — красиво отвечает Филипп Жюльен («Да оставишь ты отца своего и мать свою», 2000).

Если отец смог принять то, что можно было бы назвать первым предательством эдипального желания, то есть если согласился не возвращаться в отношениях со своей женой к инцестуозному слиянию, о котором мечтал, то он позволит своей дочери стать самодостаточной. Каким образом? Убедившись, что их с женой наслаждение останется неизвестным дочери. Последняя узнает его только как отца, как мужчина он останется для нее неизвестным. Что, в свою очередь, будет представлять собой предательство эдипального желания уже для девочки.

То, что родители забывают о своем желании под предлогом посвятить себя благу дочери, — вот, что является настоящим предательством. Это приведет к тому, что девушке также придется забыть о своем желании, чтобы попытаться погасить (заведомо безуспешно) долг любви, возложенный на нее родителями.

Таким образом, то, что отец передает своей дочери, — это возможность расстаться со своей семьей, «предать отца и мать, — говорит Филипп Жюльен, — чтобы заключить союз с незнакомцем». При условии, что отец когда-то и сам сделал нечто похожее.

Ссылка на основную публикацию
Щиплет носоглотку как лечить
Воспаление носоглотки может возникнуть по самым разным причинам. Чаще всего такой неприятный недуг появляется, если организм человека страдает от воспалительных...
Шкала ривермид инсульт
В научно-практическом семинаре по неврологии "Шкалы для оценки состояния пациентов с острым инсультом (NIHSS, Рэнкин, Ривермид). Тромболитическая терапия при ишемическом...
Шкала сильвермана андерсена
Медицинские онлайн-шкалы по педиатрии, неонатологии и перинатологии, пригодные в практике практикующего специалиста в работе с его маленькими пациентами. Онлайн-шкалы по...
Щиплят или щиплют
При любой погоде они готовы защитить государственные интересы На полигонах отдельной мотострелковой бригады Северного флота в Печенгском районе прошли практические...
Adblock detector